Сегодня:

Четверг, 18 янв 2018

16 декабря 2015 г.
#31156

К 25-летию православной общины нашего города

Раздел публикации: В МИРЕ ПРАВОСЛАВИЯ

В конце этого года Висагинская православная община отпраздновала сразу четыре юбилея, выпавшие на этот год. 25-летие создания и регистрации православной общины нашего города - 1990 год. 20-летие начала строительства Введено-Пантелеимонова храма, 15-летие освящения Пантелеимонского придела и 5-летие со дня начала богослужений в Введенском приделе храма. К 25-летию создания и регистрации православной общины нашего города - 1990 год.

«Стопы моя направи по словеси твоему»

На висагинском кладбище есть скромная могила, где покоится Антонина Алексеевна Башева - человек удивительной судьбы и глубокой веры в Бога. Первая прихожанка и певчая первого в Висагинасе православного храма Рождества Иоанна Предтечи - она оставила о себе светлый след в памяти тех, кто знал и следовал ее примеру.

Тогда, в совсем еще юном городе Снечкусе (ныне Висагинас), который был объявлен Всесоюзной комсомольской стройкой, на фоне воинствующего атеизма и речи не могло быть ни о никакой-либо церкви. Но Антонина Алексеевна, живя в этом городе, немало потрудилась, способствуя утверждению и распространения в нем православного благочестия. Ее постоянно окружало много людей. Они шли к ней за советом, помощью. Антонина Алексеевна привечала всех и старалась помочь в сложных ситуациях. Она привлекала к себе неиссякаемой добротой, житейской мудростью и духовностью. У нее была нелегкая жизнь, но в даже самые трудные моменты, она всегда уповала на Господа.

Мне посчастливилось знать ее и беседовать с нею. Она очень ярко и интересно рассказывала о своей жизни, о своих духовных наставниках протоиерее Александре Данилушкине - настоятеле храма Святой Троицы (г. Швянченис) и о протоиерее Федоре Ракецком – настоятеле храма Святого Благоверного князя Александра Невского (г. Рокишкис). Свои воспоминания об отце Федоре она написала, будучи на больничной койке, незадолго до своей кончины.

Родилась и выросла Антонина Алексеевна в трудолюбивой и религиозной крестьянской семье. Родная деревня Метонь располагалась на живописных берегах озера Ильмень, что находится на Новгородской земле. Вокруг было много монастырей. Ее бабушка - Анастасия была истинной христианкой, посещала святые места и обители России. Неграмотная, она наизусть знала немало богослужебных текстов и даже сумела научить свою внучку Тоню читать церковно-славянские тексты. Бабушка произносила наизусть молитвы, а Тоня в это время следила за текстом по церковной книге. На всю жизнь запомнила маленькая девочка свет четырех лампад, что горели в святом углу родительского дома. Некоторые из ее родных посвятили свою жизнь служению Богу. Они подвизались в монастырях, а когда монастыри были закрыты и разрушены, вынуждены были вернуться в мир. От них и от бабушки Тоня познавала духовную жизнь. Когда ей исполнилось четырнадцать лет, умерла бабушка Анастасия. Ее брат-иеромонах Валериан, в миру Василий, совершил погребение своей сестры по - церковному уставу. Тем самым он нарушил запрет властей на отправление церковных служб. На следующий день, его вывели на берег озера Ильмень и расстреляли.

Шли тридцатые годы. Это были времена борьбы с кулачеством или, иными словами, с людьми, которые, не жалея сил и времени работали. Они имели большие хозяйства и жили зажиточно. А это в корне противоречило принципам рабоче-крестьянской идеологии. Семья Антонины Алексеевны большого богатства не имела: одна корова, свинья, птица. Но, несмотря на это, все же была отнесена к разряду кулаков. Причина была в том, что в летнее время, когда по хозяйству было особенно много работы, в помощь матери - по уходу за детьми, отец Алексей Иванович взял няню. Это власти расценили, как эксплуатацию чужого труда.

В 1928 году семью впервые объявили лишенцами. Иначе говоря, лишили избирательных прав, конфисковали имущество и назначили к вывозу в Сибирь. Алексей Иванович, не справившись с потрясением, тяжело заболел - помешался рассудок. Этому еще способствовала и контузия, которую он получил на фронте в Первую мировую войну (1914 год).

Посчитав причину уважительной, вывоз семьи отложили. Но Алексей Иванович нуждался в лечении. И тогда на помощь пришел его друг по - германскому фронту, доктор Колокольчиков. У большевистской власти он тоже считался неблагонадежным и находился под особым надзором. Больной во всем доверял своему доктору, а это очень помогало лечению. Через полгода отец Тони выздоровел и стал ходатайствовать об исключении его семьи из числа кулаков. После долгих тяжб родители были восстановлены в правах, и даже получили разрешение вступить в колхоз. Но мытарства не кончились. В 1932 году семье вновь присвоили статус лишенцев, и теперь уже вместе с имуществом, конфисковали и дом. Матери пришлось скрываться, а Алексей Иванович, не желая больше мириться с несправедливостью, уехал в Москву за помощью к Всесоюзному старосте - Михаилу Калинину.

Вскоре, из Москвы пришла бумага о восстановлении семьи в правах, о возврате имущества и дома. Местные власти в правах то восстановили, но дом и имущество возвращать не стали. Пришлось жить в хлеву. Потом под жилье приспособили амбар. Жить было очень тяжело, и Алексей Иванович вынужден был уехать на заработки в Ленинград (ныне Петербург). Там, неплохо устроившись в тресте по очистке города. Перед Второй мировой войной на заработанные деньги, к радости всех домочадцев, построил он в родной деревне новый дом и помог детям получить образование. Тоня окончила педучилище и получила по распределению направление в деревню Рвы Псковской области, где и стала работать сельской учительницей.

Война застала юную девушку в отпуске у родителей. Деревню заняли немцы. Недалеко проходила линия фронта: Старая Русса-Новгород. В 1943 году немцы стали вывозить людей в Литву, где их, как рабочую силу распределяли по зажиточным хозяйствам. «Так мы и очутились в Литве. Управляться с хозяйством я не умела, и немцы отправили меня и мою сестру Сашу на работы в Германию», - вспоминала Антонина Алексеевна. Сестры оказались в лагере в г. Бизентале, что в 35 км. от Берлина. Выполнять приходилось самые тяжелые работы.

2 мая 1945 года их освободили советские войска. Антонина Алексеевна вернулась в деревню Рвы, где опять стала учить детей в школе. Вместе с нею жила больная сестра Саша. После войны всем жилось очень трудно. Сестрам не хватало средств на проживание. А Саша нуждалась еще и в лечении. И тогда сестры решили переехать к родителям в Литву. Так в Дукштасе появилась новая учительница математики. Здесь она вышла замуж. Тут же родился ее первенец - сын Володя. Антонина Алексеевна окрестила его в Дукштанской православной церкви (ныне в ней располагается старообрядческая молельня). О крещении сына узнали в школе.

«Меня вызвали в районный отдел образования и сказали: «На идеологическом фронте работать не можете», - и... уволили. И детей, и свой предмет - математику, я очень любила. Расставание было тяжелым. Потом пришлось работать и счетоводом, и буфетчицей, и директором столовой, и бухгалтером. Много видела доброго и худого»,- вспоминала Антонина Алексеевна. Большое влияние на духовную сторону жизни оказала встреча с протоиереем Александром Данилушкиным, который долгие годы был ее духовным наставником. Их судьбы удивительно схожи. Отец Александр, как и Антонина Алексеевна, оказался в Литве во время немецкой оккупации. Освобожденный из лагеря по ходатайству местного православного архиерея, он сорок пять лет, с 1943 по 1988 годы, священствовал в храме Святой Троицы в г. Швенченисе. Также отец Александр служил и в Дукштанском православном храме. Он учил свою духовную дочь добру, смирению, терпению, любви к людям и доверию к Богу. Когда в Дукштасе закрыли церковь, стала Антонина Алексеевна ездить на богослужения в Зарасай.

Зная службу, она помогала нескольким здешним священникам - отцу Феодору Ракецкому, отцу Александру Адомайтису и др. В Висагинас (тогда этот город носил название Снечкус) она переехала в 1978 году. И здесь, Господь свел ее с еще одной подвижницей Анной Бут. Собрав небольшую группу верующих людей, они положили начало духовной жизни в городе. Это явилось предтечей в создании православной общины. В Висагинасе, к своей великой радости, дождалась Антонина Алексеевна и открытия, в 1991 году, первого православного храма. И сразу же она стала самым деятельным членом общины. Иерей Иосиф Зетеишвили стал первым настоятелем храма Рождества Иоанна Предтечи.

Вот как вспоминала о том времени сама Антонина Алексеевна.

- « В городе сначала и речи не было о возведении храма. Ведь сюда на строительство атомной станции приехали люди по своим убеждениям, а может и по незнанию, далекие от веры. Нас, православных, было немного. Мы собирались на квартире у супругов Бут на молитвенные собрания. На богослужения ездили в Даугавпилс или в Зарасай. Когда до меня дошла весть, что к нам направлен священник, я несказанно обрадовалась. Мы встретились в гостинице, где остановился отец Иосиф. Батюшка обрадовался, узнав, что я знакома с ведением службы, умею петь. Первые богослужения и Крещения совершались на квартире. В недостроенном еще храме, где не было ни окон, ни дверей, ни пола и везде ворохами лежал строительный мусор, решили отслужить первую Божественную Литургию. Накануне службы сделали уборку. День первой литургии совпал с праздником Рождества Иоанна Предтечи. Тогда-то впервые и возникла мысль об особом участии Крестителя в духовной жизни общины. И только год спустя, по благословению Владыки Хризостома, наша церковь официально получила имя великого Пророка».

С тех пор минуло 20 лет. Но отец Иосиф, ныне уже митрофорный протоиерей, благочинный Висагинского благочиния, в которое входят тринадцать храмов Северо-Восточной Литвы, настоятель второго уже висагинского храма святого Великомученника и Целителя Пантелеимона, часто вспоминает те первые дни своего служения в городе. И всегда с большой любовью и теплом отзывается об Антонине Алексеевне.

- «Ее роль в становлении местной православной общины невозможно переоценить, - говорит он. Она оказала мне большую моральную поддержку в начале моего служения в этом незнакомом городе, где, как мне тогда показалось, не было ни одного верующего человека. Благодаря ее дарованиям и знанию церковной жизни, мы уже через месяц, в день Рождества Иоанна Предтечи, отслужили первую Божественную литургию в недостроенном здании, переданным ИАЭС под храм. А еще через месяц, - в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, первую всенощную. Антонина Алексеевна тогда была и певчей, и чтецом, и старостой, и казначеем, и даже уборщицей. Она трудилась сверх своих сил. После первой православной Пасхи в Висагинасе слегла в больницу. Благодаря открытости и умению общаться Антонина Алексеевна привлекла в общину много людей. Ее благотворное влияние по сей день сказывается на жизни обоих православных приходов города. Этот человек являл собой пример честности, бескорыстия, нравственной строгости духа, самоотверженного служения Богу и людям. Антонина Алексеевна представляется мне достойной наследницей благочестия, нравственной высоты и жизнестойкости своих православных предков.

Статья вошла в книгу С.Устименко « Те, которые Христовы суть» была опубликована в газете «ЖИ», в газете Виленской Епархии «Церковное слово, в епархиальном журнале «Вестник».

1559 |

Новости из раздела

*** Здесь может быть и ваша реклама.
*** Здесь может быть и ваша реклама.